yan taksiur circle 230 2

Ян Таксюр

Литератор, сатирик, публицист

 

Муха по имени Лера
Подругам служила примером.
Одета изысканно модно,
Держалась она благородно.
К тому же у Мухи, у Леры
Прекрасные были манеры!
Ах, Лера! – шептали ей вслед, –
Милей насекомого нет!

Летала она по планете,
Бывала на каждом фуршете,
Шампанское там допивала,
На дно опускаясь бокала,
И корочку с чёрной икрою
Ночной доедала порою.
Ах, Лера! – вздыхали ей вслед, –

Милей насекомого нет!
А как образованна Лера!
Бодлера, Пастера, Гомера
Портреты она засидела,
Искусство любя без предела,
И сорок томов Мураками
Она исходила ногами!
Ах, Лера! – шептали ей вслед, –
Умней насекомого нет!

Конечно, красавицу Леру
Встречали кругом кавалеры.
Они от волненья дрожали,
Стихи восхищённо жужжали:
«Возьмите и сердце, и руку!
Мне жизнь без вас – только мука!»
Ах, Лера! – вздыхали ей вслед.
Но слышали гордое «Нет!»

Один кавалер неугоден,
Поскольку он был беспороден,
Второй левым глазом чуть косит,
А третий был просто несносен.
К тому же, по мнению Мухи,
К искусству они были глухи.
«Ах, Лера, примите букет!»
Но слышалось гордое «Нет!»

Любил нашу Леру до боли
Комарик по имени Коля.
Как лапки к груди прижимал он!
Однако же ростом был мал он,
И хоть был он смел и отважен,
Костюм его был не отглажен.
«Ах, Лера! Вы в мире одна!»
Но Лера была холодна.

И в мухином холоде этом,
Без ласки, тепла и привета,
Комарик замёрз и не дышит,
И крылышком он не колышет.
Осталась у Лерочки льдинка,
В ней Коля лежал в серединке.
Ах, Лера, ах, Лера, ах, Лер…
Не слишком ли много манер?

Года пролетели как мушки,
И Лерочка стала старушкой.
Шампанским её не встречают,
Мечтая о чашечке чая,
Ползёт по столу одиноко,
Вздыхая: «Судьба так жестока!»
И хоть бы словечко ей вслед!
Но нет. Никого рядом нет.

И как-то за томом Вольтера
Бродила усталая Лера,
Сухая как хлебная крошка,
Но вдруг ослабели все ножки,
Закрылись прозрачные веки,
И Лера уснула навеки.
Ах, Лера! Простыл её след.
Зачем ты являлась на свет?
Лишь горькое эхо в ответ:
«Глупей насекомого нет…»