yan taksiur circle 230 2

Ян Таксюр

Литератор, сатирик, публицист

 

Жил-был на свете один Волк.
Обыкновенный волчище,
Всё как положено: глазища, зубища,
Далеко не растительная пища.
Мог этот Волк
Если попросят, сделать и «зубами щёлк»,
И физиономию такую, мол,
Отойдите, я очень зол
И опасен очень.
Короче, был этот Волк довольно грозный
И с виду весьма серьёзный,
Однако имел одну странную привычку –
Любил смотреть на звёзды.
Бывало, выйдет во тьме,
Сядет на холме,
По траве ночная прохлада стелется,
А он сидит и во все глаза смотрит
На Большую Медведицу,
На Полярную звезду…
Приятели его, хищники, зовут на охоту,
А он говорит: «Не пойду,
Мне тут посидеть охота,
Мне звёздочки эти больше
Вашей грубой охоты нравятся.
Ах, какие же они всё-таки милые!
Какие они все красавицы!»
И от счастья у этого Волка
От хвоста и до холки
Внутри просто всё трепетало.
И от этого волчьего счастья,
Поверите, дети, природа вокруг расцветала:
Среди ночи распускались фиалки,
Как соловьи, пели галки,
А подснежники осенью выбирались из-под земли,
Хотя в это время цвести ну, никак не могли!
Но такая радость бурлила внутри у этого Волка,
Такое счастье пело в нем без умолку,
Что даже природа сбивалась с толку.
Но были и трудности, были, друзья мои, были,
И мы о них скажем в нашей правдивой истории,
Не в сказке какой-нибудь, а настоящей были.
Одним словом, когда Волк наш смотрел на звёзды,
Хоть с виду он был по-прежнему грозным,
Такая волна доброты от него разливалась,
Что разные там жучки, паучки
И самая ничтожная малость
Его не боялась.
И даже позволяла себе самую дерзкую шалость.
То белка или мышка
Затолкает ему в ухо шишку,
А то крот, землеройка или божья коровка даже
Бантик волку на хвосте повяжет!
А он сидит, счастливый,
Смотрит на звезду Бетельгейзе
И совершенно не замечает эту наглую дерзость.
Конечно, многие друзья и родственники
Волка нашего осуждали.
Ветераны Волчьего Движения, надев медали,
Вызывали его на собрание,
Обращали его внимание
На то, что род волчий покрывает позором,
Позволяя смеяться над собой
Чуть ли не инфузориям.
Помнится, один ветеран
Громил нашего Волка на чём свет стоит:
«Если родился хищником, так соответствуй!
Не смей нарушать законы природы!
Ты должен схватить, понимаешь,
Этого обнаглевшего зайца
Или распоясавшегося удода
И сделать из него окрошку,
Растереть на крошки,
А не позволять, чтобы какая-то скользкая улитка
Сзади подползала и делала тебе рожки!»
Волк наш слушал своих товарищей,
Но глядел непонимающе.
А потом прошептал:
Если б вы знали, друзья,
(Нет, пояснить такое нельзя)
Как это радостно и прекрасно,
При тёплой погоде или даже в ненастье,
Сидеть на холме, на траве
Очень поздно
И смотреть на звезды!
Да рядом с этой радостью и наслажденьем
Все житейские мелочи и даже пакости,
Как сон пустой, как нелепое наваждение!
Эта радость выше обид и подножек, и рожек,
И даже выше наук и искусства.
Ах, как жаль, что вам пока неведомо это чувство!
Ну, а потом, потом…
Волк снова стал смотреть в небо,
Как-будто там был его дом,
Без которого жить он не мог,
Как люди не могут жить без хлеба,
И улыбался и тихо вздыхал так…
А хищники смотрели на нашего Волка
И было им его жалко.
А нашему Волку было хищников жалко.
Скажите, а рядом с вами нежданно
Когда-нибудь зацветали фиалки?