yan taksiur circle 230 2

Ян Таксюр

Литератор, сатирик, публицист

 

Поиск

Больной, печальный, одинокий,
Придя на бал,
Я вам представился, как брокер,
Но я солгал.

Вы отдались светло и чисто,
При свете дня,
Но вы любили финансиста,
А не меня.

А мне любить мешала совесть,
И под конец
Признался я, что не торговец
И не делец.

И, как в мучительном спектакле,
Спросили вы:
– Что, и не брокер, и не маклер?
– Увы! Увы!

И вновь один. Глотаю слёзы
Душой поник.
– Зачем же я не мафиози,
Не теневик?

Я так хотел семьи, уюта,
Простых забот.
Но как без акций, без валюты
Продолжить род?

Пойду и лавочку открою!
И сяду в ней,
И стану истинным героем
Текущих дней.

1990.

Положить на полку можно не только фильм. Лет тридцать назад я положил на полку эту басню. Тогда мне хотелось возразить тем, кто призывал, покончить с «отсталым целомудрием» и сексуально просвещать наших детей. Сегодня, когда европейские партнёры уже повсеместно учат дошкольников мастурбации, и скоро начнут учить этому нас, моя нехитрая басня кому-то покажется архаикой. А кому-то – предупреждением.

В один Дремучий Лес
Не проникал прогресс.
И волки, зайцы и ужи
Там были жуткие ханжи,
Особенно, по части секса.
В своих детей заталкивая кексы,
Они скрывали главный факт,
Что есть на свете некий акт.
И так, чтоб честно, откровенно,
С позиций данных современных
Потомство просветить своё,
Стыдилось глупое зверьё.
И лишь семья кузнечика Петрова
Была семьёй вполне передовой:
Кузнечик Кузенька не знал ещё ни слова –
Уже листал в колясочке «Плейбой».
Наук влиянье ощутив,
Петров-отец купил презерватив
И положил его под ёлку.
А мать-Петрова без умолку
Ребёнку пела про экстаз.
И каждый день, и каждый час
Кузьма-сыночек рос мудрея –
Читал статьи о гонорее,
Глазёнки устремляя вдаль,
И сколько нужно съесть таблеток,
Чтобы сорвать рожденье деток…
Читатель спросит: в чём мораль?
А в том, что вырастет Кузнечик
И, нужным знаньем обеспечен,
Фамильной чести не уронит.
И где-нибудь в лесном притоне,
Вернувшись с дружеской попойки,
Сойдясь с какой-то Землеройкой,
Он примет правильную позу,
Он выпьет правильную дозу.
И, всё надев красиво,
Правильным концом,
Скажет он спасибо
Матери с отцом.

1989.

Ось лечу я у ракеті,
За вікном зірки,
Поруч сало у пакеті,
Хрін та огірки.

Запустили мене люди
З нашого села,
Щоб про нас тепер усюди
Чутка загула.

Щоб на Альфі чи на Гамі
Наш зростав престиж,
Ми трудились до нестями,
Мозолів та гриж.

Ми продали всі корови,
Їли хліб з вівса,
Щоб ракету цю здорову
Випхать в небеса.

Подробнее...

Ой, нарешті, минула
Лихая година,
Коли панувала
Негідна людина!
Та й друзі нефайні
Були в того пана –
В них очі холодні,
В них імідж поганий.

Ой, нарешті, настала
Чудова година!
Бо гарних обрала
Собі Україна!
В них очі блискучі,
В них чоботи білі,
Та й пахнуть парфумом –
Почуєш за мілю!

Колись грабували
Нечесні на личко,
Тепер пограбують
Такі симпатичні!
Колись катували
Чужі недопа̀нки.
Тепер замордують
Свої, в вишиванках.

2005.

(п’єса)

НАРОД. Мені набридло все TV!
НАЧАЛЬСТВО. Ну ти диви!
НАРОД. Я так втомився від надутих пик!
НАЧАЛЬСТВО. Невже не звик?
НАРОД. А так хотілося б послухати сонату
Чи подивитися, як крутять фуете.
І хай би грім побив це Тарантіно дурнувате!
НАЧАЛЬСТВО. Тут щось не те!
Народ не може так бажати,
Це не народ.
Це провокатор!

(народ хапають, кудись ведуть, потім приводять розхристаним).

НАЧАЛЬСТВО. Ну що, з’явився інтерес?    
НАРОД. О, єс!

Завіса.

2003.